Альманахъ Патамушта!
Гостеприимное пастбище дилетантствующих пегасов и пристанище заблудших муз, зодчих отсебятины и эскулапов торжествующей самоиронии, ленивых апологетов эпистолярного пеленга и литературного эксцерпта, чьи творческое кредо и сумасбродное алиби имеют единственно верное внутреннее обоснование: патамушта!
       

Выпуск №2 - февраль - март 2009   Альманахъ русского ресурса в Литве "Патамушта!"   http://www.patamushta.lt
   Приветствуем всех во втором выпуске он-лайн журнала "Альманахъ Патамушта!". Что же важного и интересного произошло в нашей жизни за время, прошедшее с появления первого выпуска? А ничего, собственно, не произошло, да ничего и не могло произойти. Кто-то увлечен кризисом, кто-то шахматными дебютами, а кто-то под ветхим дубом продолжает оплакивать утраченную юность. Ну скажите, разве не повод восхититься удивительным устройством нашей жизни, её размеренным ходом и величавой целесообразностью. Вот и редакция альманаха считает что нет повода не порадовать читателей некоторыми "эпистоляциями" вечно простуженных, в силу разгулявшейся инфлюэнции, патамушт.
    Как мы уже отмечали, по мнению редакции "Альманахъ Патамушта!" - чудесное издание и мы не объявляем нашего почтового адреса ровно из-за того, чтобы не быть заваленными вашими благодарными письмами.
Письмо Жюль Верну
Редакция разделяет мнение подписавшихся и не считает нужным утомлять читателя комментарием.
АМЬЕН, ФРАНЦИЯ,
Госп. ЖЮЛЮ ВЕРНУ

Здравствуйте, уважаемый господин Жюль.

   Пишу Вам из Будущего, и очень надеюсь, что мои слова долетят к Вам по адресу. Этим письмом я не только обращаюсь в то далёкое Прошлое, где Вы, внимательно изучая карту Патагонии или Австралии, прокладываете новые пути своим героям, но и возвращаюсь в своё детство, в тесную кухню с крошечным столом, на котором - толстая книжка с Вашим именем на серой обложке, бутылка молока и мясистый ломоть свежей "халы", намазанной малиновым вареньем, - составляли моё незамысловатое детское счастье. Уроки, занятия музыкой, подружки – всё шло лесом, пока я путешествовала вместе с Вашими храбрыми неутомимыми героями по нашей с Вами чудесной планетке, находилась в глубинах морей и океанов, спускалась под землю и парила над Землёй, которая – прекрасна, а жизнь на ней – многообразна и удивительна, - я поняла это ещё тогда – благодаря Вашим незабываемым романам!
   Собрание сочинений Жюля Верна в советской хрущобе - это и щедрый подарок судьбы, и яркий, сочный, вкусный кусок детства, и, если хотите, билет в большое Путешествие под названием "Жизнь".
   Сегодня Вам исполнился бы 181 год, если бы люди жили так же долго, как до Ноева Потопа. Возможно, когда-нибудь они будут жить ещё дольше. Но к чему, я спрашиваю себя, если далеко не все и сейчас могут сделать столько, сколько сделали Вы за свою не такую уж и долгую жизнь?
   Надеюсь и верю, что до Вас непременно дойдёт это скромное свидетельство моей признательности и любви.

Яфея.
а также:
Ворожея
дедушка Петровича
сам Петровичъ
Шнайде
Нестор
родители Точечек
Мамзель
Прохожий
Ирэн
Безымянный окулист, знакомый Прохожего...

R.S.V.P.
Как Отнюдь за справкой ходил
Для полного понимания творческого замысла Отнюдя рекомендуем прочесть эссе от Многоточия
Как точки лохов делают...
Кому из нас не доводилось проходить через горнило бюрократических коридоров? Сколько мы сожгли там нервных клеток? Какими именами и титулами снабжали мы более пронырливых сотоварищей? Чего мы им желали, с чем и в какой позе? Что думали об их родителях бабушках и дедушках? Какие дружелюбные оценки мы давали всем томящимся с нами в одной очереди? Завесу тайны приподнимает Отнюдь в своем покаянном свидетельстве.

   Есть такая пословица или поговорка: "Наглость - второе счастье". Потому как вежливость и толерантность - это порой дурацкая и глупая поза. К чему это?
    Прихожу в налоговку. Ну, понятное дело, народу понабилось как тараканов с утра пораньше. То есть что я вставал на полтора часа раньше, что не вставал - один хрен, всё равно передо мной двадцать ушлёпков сидят с противными рожами. Лучше бы ещё повалялся часок-другой, чем на морды эти бессмысленные смотреть. Вчера в спортзале чуток перезанимался. А еще потом с друзьями по пивасику врезали. Чувствую - перебор. У Стасика точно какая-то левая водка была, а то с чего так мутит? И спину ломит - жуть. Утром думал - не встану. Еле доплёлся. Ну ладно, одна тётя встала, я на её место сел. Тааааак, оглядел всех внимательно - интересно, думаю, сколько ждать придётся? Достал телефон, стал играть. Так прошло часа два. На кого ни гляну - все сидят красные, недобрые. Хоть бы одна вошь ускакала куда по делам, нет - все сидят, упорно ждут. Батарейку посадил, но время убил. Смотрю - мужик, что передо мной, уже зашел, значит, следующий - я. А меня, как назло, блевать припёрло. Так распирает, бля, что хоть прям здесь и отпустил бы всё вчерашнее из себя. Причем из всех дыр. Но терплю, терплю из последних сил, знаю, что мне следующему заходить. Думаю, как бы так аккуратнее встать, чтобы не прорвало. Задницу приподнимаю осторожно, обе половины сжимаю до предела, встал. Хорошо. Но жопу не разжимаю на всякий случай. Тут же какая-то девка на моё место свой тощий зад пристроила. Ну, пусть подышит... Стою, жду когда дверь откроется.
   Вдруг смотрю - к дверям прямой наводкой чувиха чешет, вся в мерзком каком-то наряде - шуба розовая, на башке шапочка вязаная - мама дорогая, тоже розовая! Шарф длиннющий волочётся за ней по коридору сиреневый. Глянул на сапожища - чуть не грохнулся. Платформа - во! Каблучища - во! Тоже фиолетовые. А вонища от нее! Какими-то, бля, дезодорантами вонючими или духами - фиг поймешь! Меня еще больше замутило. Стою, весь напрягся - только б не блевануть на эту красоту! Не, я не знаю, может это и какой-нибудь Готье или Гучи, или еще какая дрянь, но воняет нереально! Чувствую, всё, всем пи*дец, если не сдержусь. Думаю - ну нифига себе, я тут битых два час, если не больше, еле терплю, а эта фифа сейчас вперёд меня пролезет?! А она ни на кого не смотрит, меня эдак- в сторонку и к дверям. Я ей так вежливо, но внятно, стараясь из последних сил доброжелательно: "у нас тут очередь, между прочим!" И, чтобы расположить её к себе, для верности, как можно более приветливо подмигнул. Она сделала такое непроницаемое е*ало, будто я обращался совсем не к ней и давай гипнотизировать мою дверь. Вижу, дело плохо. Если она сейчас войдёт передо мной - меня просто вывернет на месте. Тогда я уже, теряя терпения, чтобы эта крашеная кукла точно услышала, довольно громко и отчетливо произнес: "Сейчас иду Я!". Тут она впервые повернула ко мне свое неподвижное как у египетской мумии лицо и прошипела как змея: "Я из стошыснацатова кабинета!" - " Чё? Какого такого стошыснацатова? Ну и чё там?" Я громко икнул и почувствовал, что явно зря. Она проедала мою переносицу взглядом так, будто хотела сказать: "Я агент Скарли. Ты что, не узнаешь меня, лох собачий?" Ну всё, думаю, рехнутая баба, лучше пропустить. Только подумал, как тут, чувствую, салат вчерашний заиграл во мне уже не на шутку и рвется наружу...
   Тут дверь открывается, мужик выходит, я рванул в кабинет и как пляснусь на стул! Эта цырла - за мной. Во, думаю, шило в заднице, какая упёртая... А сам сижу, дыхание перевожу, радуюсь, что сидя всё это говно во мне немного успокаивается. Пока я усилием воли задерживал готовую прорваться плотину, эта фифа давай бумажки какие-то инспекторше в нос тыкать. Та смотрит на неё, видит, что дамочка в неадеквате - дёргается, губки вниз опускает, какие-то бумажки с обиженным видом подает, потом - следующие. Инспекторша велит ей поскорее расписаться, и эта чувырла нескладная, нагибается через меня к инспекторше, своей лохматой розовой шубой тычет мне прямо в нос и сметает нафиг мои документы на пол. Меня волной ее дезодорантов или чего там от Диора сносит вместе с документами под стол. Пригнулся, дай, думаю, отсижусь тут, пока она расписывается, иначе сдохну. Сам тем временем документы собираю. Тут она ко мне наклоняется и я с ужасом вижу ее намеренье - эта стерва измеряет меня таким похотливым взглядом и тянет ко мне свои фиолетовые блестящие губы, сложенные трубочкой с явной целью - поцеловать! Я в ужасе отпрянул, а она, как ни в чем не бывало, говорит инспекторшам "спасибо!" и вываливает наружу. Из последних сил я пытался сдержаться, но мощная разноцветная волна уже вырвалась из моего желудка и затопила и остатки моих документов, и чьих-то еще... Что там началось! Мне было велено придти через две недели. Блин, ну если и в следующий раз придется столько же ждать. Ну нет уж! В следующий раз разоденусь как Верка Сердючка, нацеплю на себя ложные сиськи, живот, обольюсь какой-нибудь вонючей дрянью и пойду вне очереди. Наглость - второе счастье! Ибо нефиг! Смотрите начало.
Отнюдь










От редакции:

Альманахъ „Патамушта!“ - бессистемное непериодическое и нерегулярное издание. Официальный таблоид, можно сказать, ресурса Патамушта. Если вы желаете публиковаться в нашем Альманахе пишите нам в форуме Курултай. Ваше письмо не гарантирует публикации, тем более немедленной. Всеми вопросами, связанными с Альманахом занимается Малюта Скуратов – вдумчивый, вежливый, деликатный и тактичный модератор сайта.
:::Курултай:::
Теоретическое исследование
Крайне любопытное исследование. Помимо всеобъемлющего подхода и внятного риторического механизма, мы обнаружили в этом опусе очень занимательную вещь – применимость во всех сферах и областях. От детского садика в Норильске до пансиона в Тоскании. Антропологическая зоркость автора как индульгенция на отсутствие мотива. Целостно и ёмко.

"Если я чего-то достиг то только потому что стоял на плечах гигантов" © сэр Исаак Н.

Попробуем построить теорию встав на плечи гигантов и посмотрим как пробиваются защиты.

Итак первое Авторитет: Авторитет подразумевает некоторую твердость позиции, а как известно нет ничего более хрупкого чем твердое, здесь важна скорость атаки на объект, не буду приводить формул сэра Исаака просто поверьте наслово. Чем гибче позиция тем она прочнее чем тверже тем пробываемей. У твердой позиции есть еще одно хорошее для атакующего качество, пробоины в твердых защитах навсегда, не каучук само не затянется, так что если что пробили, то это Ваше надолго. Итак методика ищете самое твердое, бескомпромисное место и быстро точечно бьете в него и после этого развиваете успех, развивать успех можно и наверное нужно неторопясь заполняя собой все уголки и заколулки взято крепости. Это если интерес после пробивания не пропал. Неожиданная легкость, а твердые позиции пробиваются легко, интерес к объекту может притупить - это пожалуй основная опасность.

Вместо заполнения крепости можно применить растворение в себе содержимого впитывая его из разбитой скорлупы но это очень и очень на любителя, простите на любительницу.

Второе Загадочность: Здесь чистая гомеопатия, лечим подобное подобым. Ничто не притягивает загадку так как еще большая загадка. Начинается все с некоторого недоумения, как это... кто это... меня загадочного и перезагадал. Но остерегайтесь фальшивых загадок. Иногда тонкая поврхность загадки прикрывает пустоту в которую легко провалиться, особенно это опасно когда поверхность твердая см. пункт первый, в этом случае скорость и внезапность падения в пустоту может оказаться критической. Рекомендyeтся иметь при себе спасательные средства.

Третье Внушительность: Очень и очень благоприятное качество. Во-первых внушительность обычно беспечна, кто это на меня внушительного да посягнет, во-вторых инертна и слабоманевренна, в-третьих велика не промахнешься, здесь можно использовать две тактики:

Первая - тактика Александра Македонского - концентрация основных сил на узком участке фронта, хорошо согласуется с пунктом первым когда внушительность идет рука об руку с твердостью авторитета. Застарелость авториета усиливает беспечность внушительности.

Вторая тактика - тактика смещения центра тяжести объекта за край опоры, после этого внушительный объект падает сам собой, и разбивается о любезно заранее вами подтставленный предмет, здесь можно полностью избежать применения силы для этого существует подтактика, которую можно выделить наверное даже в отдельную тактику - Заманивание.

Итак, Заманивание: Заманивание - отдельное и высокое искусство, и не мне учить ему благородное собрание в котором к тому же большинство, как я понимаю, милых дам. Кем бы я был теоретизируя в заманивании в их кругу, единственное на что я бы мог рассчитывать это на снисходительную полусмешку из-под бархатных ресниц, если бы выставил бы себя совсем уж дураком, ну или на распахнутые в притворном удивлении глаза если бы сказал что-нибудь дельное. Так что остановимся на азах.

Аз No 1. Приманка не должна быть явной и не должна пребвать в центре поля зрения обекта, она должна выглядеть достаточно аппетитно и находиться там где ее видно краешком глаза.

Аз No 2. Ловушка не должна быть ни слишком твердой ни слишком податливой, то есть она должна быть податливой, достаточно податливой чтобы объект потерял равновесие, быть достаточно хрупкой чтобы объект не задолбался ее пробивать и сохранять достаточное спротивление чтобы объект во время падения не испугался и крылышками не затрепетал. В конкретном описываем случае на Вашей стороне инертность внушительности.

Остальное варьируется по вкусу, личному опыту и врожденному инстинкту каковой на самом деле самый важный фактор из трех.

Заранее прошу прощения за допущенные очепятки без которых увы никак.

toothfairy
Заповеди А.И.Куприна
Редакция сочла возможным разместить на страницах Альманаха „Литературно-художественный кодекс“ И.А. Куприна о котором всем нам любезно напомнил LeHomme . Крайне полезные советы, которыми не стоит пренебрегать.
(В.Афанасьев. Александр Иванович Куприн. М., 1972, с.156-158.)
   
Первое. Если хочешь что-нибудь изобразить... сначала представь себе это совершенно ясно: цвет, запах, вкус, положение фигуры, выражение лица... Найди образные, незатасканные слова, лучше всего неожиданные. Дай сочное восприятие виденного тобою, а если не умеешь видеть сам, отложи перо...
   
   Второе. В описаниях помни, что так называемые "картины природы" в рассказе видит действующее лицо: ребенок, старик, солдат, сапожник. Каждый из них видит по-своему. Не пиши: "Мальчик в страхе убежал, а в это время огонь полыхнул из окна и синими струйками побежал по крыше". Кто видел? Мальчик видит пожар так, а пожарные иначе. Если описываешь от своего лица, покажи это свое лицо, свой темперамент, настроение, обстоятельства жизни. Словом, ничего "внешнего", что не было бы пропущено "сквозь призму" твоей индивидуальной души или кого-нибудь другого. Мы не знаем "природы" самой по себе, без человека.
   
   Третье. Изгони шаблонные выражения: "С быстротой молнии мысль промчалась в его голове...", "Он прижался лбом к холодному стеклу...", "Пожал плечами..." ...Не пиши: "заплакал", а покажи те изменения в лице, в действиях, которые рисуют нам зрелище "плаканья". Всегда живописуй, а не веди полицейского протокола.
   
   Четвертое. Красочные сравнения должны быть точны. Улица не должна у тебя "смеяться". Изображай гром, как Чехов,-- словно кто прошелся босыми ногами по крыше. Полная и нетрудная наглядность. Ничего вычурного.
   
   Пятое. Передавая чужую речь, схватывай в ней характерное: пропуски букв, построение фразы. Изучай, прислушивайся, как говорят. Живописуй образ речью самого говорящего...
   
   Шестое. Не бойся старых сюжетов, но подходи к ним совершенно по-новому, неожиданно. Показывай людей и вещи по-своему, ты -- писатель. Не бойся себя настоящего, будь искренен, ничего не выдумывай, а подавай, как слышишь и видишь.
   
   Седьмое. Никогда не выкладывай в рассказе твоих намерений в самом начале. Представь дело так, чтобы читатель ни за что не догадался, как распутывается событие. Запутывай и запутывай, забирай читателя в руки... Не давай ему отдохнуть ни на минуту. Пиши так, чтобы он не видел выхода, а начнешь выводить из лабиринта, делай это добросовестно, правдиво, убедительно. Хочешь оставить в тупике, разрисуй тупик вовсю, чтобы горло сжалось...
   
   Восьмое. Обдумай материал: что показать сначала, что поcле. Заранее выведи нужных впоследствии лиц, покажи предметы, которые понадобятся в действии. Описываешь квартиру -- составь ее план, а то, смотри, запутаешься сам.
   
   Девятое. Знай, что, собственно, хочешь сказать, что любишь, а что ненавидишь. Выноси в себе сюжет, сживись с ним... Ходи и смотри, вживайся, слушай, сам прими участие. Из головы никогда не пиши.
   
   Десятое. Работай! Не жалей зачеркивать, потрудись "в поте лица". Болей своим писанием, беспощадно критикуй, не читай недоделанного друзьям, бойся их похвалы, не советуйся ни с кем. А главное, работай, живя. Ты -- репортер жизни... влезь в самую гущу жизни... Кончил переживать, берись за перо, и тут опять не давай себе покоя, пока не добьешься, чего надо. Добивайся упорно, беспощадно.



Публикация данных материалов возможна только со ссылкой на источник    2008-2009 © Патамушта!   Блоги | Форумы | RSS-материал