The Almanax of russian site in Lithuania   http://www.patamushta.lt
Number 4 - november 2009

Buongiorno! Some parts of Almanax are translated in english. Some not. Because!
Можно было бы написать патетические стихи и потом обижаться в жабо на непонимание. Предпочитаем опубликовать альманах, при этом на упомянутое понимание вовсе не надеясь. Надеясь на вихрь мерцающих снежинок, который, к нашей радости, не утихает в наших головах. (достаточно патетично?)

The dog's life after special party

Animal planet TV simply smokes in a train following to Bobruisk. In this way nobody told about animals before. Only Gerasim who was very sensible about Mumu. We offer this perfect story for start you minds.

 Основная цель моей жизни – всем нравиться! Вы все просто обязаны мною всячески восхищаться, хвалить меня и гладить. Иначе нет в этой жизни смысла…
 История началась еще в прошлом году. Вообще-то лес я не люблю, не очень. И грязновато в лесу, и муравьи кусачие, и иголки острые. Но когда я попала в тот лес, то просто ошалела от счастья – вокруг было много, очень много людей! И детей много, а они всегда мне особенно рады! Словом, я купалась во всеобщей любви, сама всех любила, и жизнь была чудесна! Почти чудесна…
 Эта и тогда здесь была. Неважно, что она не человек, а собака. Собаки неплохо ко мне относятся, надо только присесть, стать меньше росточком, повилять хвостиком, эдак головку набок умильно покорно… А от Этой исходили волны необъяснимой ненависти, злобы. Почему? Я никак не могла этого понять и решила просто не обращать на нее внимания – мало ли вокруг милых и любящих людей! Но осадок остался…
 Прошел год. Я взрослела, моталась туда-сюда, растила детей, потерялась однажды дня на три, поняла, что хоть люблю всех, не все отвечают мне взаимностью… Я даже научилась давать отпор, когда Другая приближалась к моим детям – а что же может быть страшнее для материнского сердца! Но я могу гордиться тем, что не утратила свой дар нравиться и угождать, не утратила любовь к жизни и окружающим!
 И вновь судьба привела меня в прошлогодний лес. И люди были здесь - кто-то новый, кто-то знакомый, а некоторые уже пропали (понятия не имею, куда они пропадают и откуда появляются, остается радоваться, что появляются!) Я бегала между ними, весело со всеми здоровалась. И вдруг!.. Я опять наткнулась на Эту! Очень осторожно понюхала – точно, она! Вся такая неприятная, недовольная, что-то буркнула гадкое сквозь зубы и надменно проволочила мимо свои длинные космы… Тьфу!
 Не надо выяснять отношения – решила я, потопала к людям и стала прыгать вокруг них. Подумаешь, маленькая ложечка дегтя в таком раю!
 Тот день начинался, как обычно: пока со всеми поздороваешься, потом надо съесть, что дали, да и то, что нашла сама. И ничто не предвещало беды, я не заметила никаких роковых знаков…
 Люди сели на траве в кружок – мне так нравится, к любому легко подбежать, да и сторожить всех проще, - все на виду! Очень мило со всеми общаясь, я бродила по кругу. Увидела и Эту… Услышала ее недовольное ворчанье и… О Люди! Что со мной! Ничего не понимаю, по телу прошла хладная дрожь, каждый мой волосок встал дыбом, из груди вырвался грозный рев , и нутро наполнилось первобытной ненавистью! – Сука! – Получай! О, как я вонзила свои страшные зубы в ее благородную шею, как терзала и трепала ее встрепанные рыжие кудри! Близка была моя победа, и я наслаждалась своею силой и неумолимой гибелью этой гадины!
 И вдруг меня потащили куда-то знакомые руки. Вы что! В пылу боя я чуть не укусила их, - о Великий Грех!!! – Но зачем, зачем они помешали моей победе, победе дикой волчицы в моей собачей жизни!
 Держали меня долго и крепко, ярость потихоньку отступала, красная мгла медленно сползала с глаз… Пустите, я спокойна!
 Я и впрямь успокоилась. Живу себе, как всегда, всех люблю и охраняю. Все прекрасно. И только в глубине души болит неоконченная битва, невоплощенное превращение из игрушки в дикого зверя.

Arozaupala



Das Herbst (Das Autumn)

I love autumn. Whit this helpless and dangerous words start shortly and agreeable message about Gipsy skirts and convulsive harvesting, false promises and indian summer, and a cart in an inescapable dirt.

  Люблю осень. Не умильное бабье лето в цыганских юбках из кленовых листьев, время судорожных сборов урожая, поспешных прогулок, обманчиво-теплое, полное ложных обещаний, тягучей патоки воспоминаний о лете. Не осень поэтов серебряного века - унылую безнадегу, подавленную, тоскливую, затревающую в неизбывной грязи телегу.
  Люблю хербст (звучит подходяще...) - настоящую, честную, обнажающую, серую асфальтом и небом, с ледяными отрезвляющими брызгами, испуганными кучками жмущихся к искусственных сооружениям людей, обнаглевшими от голода собаками, срывающую покровы пафоса и самоуверенности, расставляющую по местам, метлой выметающую ненужное, осень. Именно осенью меня охватывает радостный тревожный зуд, пыл засидевшейся гончей, преследуют запахи дыма, прелых листьев, свежей крови, перемен, животворных, неизбежных, спасительных перемен.

Schneide

Ontology of antropology. Taras

"Taras is a complete antithesis of a cube of Rubika" - is one of many sentenses in this very educative opus about Tarasik. In fakt it's very difficult to explain in some words the idea of this story. Author things what Taras cannot be mounted or created under the instruction or instinctively. Taras never thinks of a question "to be or not to be" - he exist and basta. At small volume the note covers the most different areas of anthropology.

Вместо предисловия.
   Банжур, камрады. Пожалуй начну давно задуманное и неблагодарно бесконечное дело - этот цикл заметок. Заметок, может чуть сильно названо, иногда это будет абзац текста, иногда страница, а то и в одно предложение всё поместится. Поскольку мы все разные до очаровательного безобразия, понадобится порция квинтэссенции занудства в формате объяснения что это такое будет. Во избежание.
   А будет это чудовищной смесью из обобщений и субъективизмов, сдобренных, по привычке, изрядной толикой сарказма. Услышанные обрывки фраз, подсмотренные выражения лиц, просто досужие рамышления о людях и мире, персонажи и события, как реальные, так и вымышленные - всё это в цикле про Тараса и Тараску. Этот мир населён только ими. Если вдруг вы узнали в ком-то из них себя, или не дай то бог, меня - это чистая случайность и ваше самомнение:)
   Тарас - это полная противоположность кубика Рубика. Его невозможно собрать или сложить ни по инструкции в журнале, ни по наитию, ни, тем паче, при помощи таланта или озарения свыше. Пока что мне кажется, что он вообще несобираемая штука. Даже вопреки тому, что иногда производит впечатление хорошо сложенного или собранного. Враки это всё. Он набор разноцветных кусочков, который не собирается никак. Даже полностью предварительно разобрав, как поступали нетерпеливые лгунишки с настоящим кубиком, его не сложить.
   Тарасы любят поразмышлять над этим своим свойством. Результатом являются: туева хуча философских течений, несколько массовых и масса немассовых религиозных конфессий, институты, университеты, диссертаций вагон, холотропное дыхание, битва за урожай, белая горячка и прочие паранормальные проявления детского зуда. Некоторые из вас включили бы в список рыбалку, игру в домино и ковыряние в носу, но я не соглашусь. Эти пусть стоят поособь.

Самый читающий народ в мире
"учиться, учиться и ещё раз учиться"
приписывается Ленину
   Тарас, как правило, человек читающий и эрудированный. Как минимум в объёме определяемом окружением и родом занятий. Продавцы на Калварийском рынке, особенно из тех к которым не стоит сплошная очередь, и у них есть время на созерцательность, вдумчиво выкуренную сигаретку и почитывание газетки или журнала, сплошняком образцово подкованы в географии. Иду как-то весь радостно нагруженный одурманивающее пахнущей колбаской, а тут прям над ухом крик:
   - Тегусигальпа, ёбанатыврот!
    И здоровый человеческий довольный смех. Смех из категории «сделал дело – гуляй смело». Встрепенулся, поглядел – кроссворд разгадывают. Походу успешно.
   Базар, в смысле рынок, для Тарасов и Тарасок вообще обрядовое место. Они туда ходят на психологические практики. Кто желчь расплескать на продавца, кто просто пообщаться с незнакомым человеком на отвлечённую тему про херовое лето и горькие огурцы. Место, где можно поставить жирную метку на иерархической таблице своего бытия. Феномен ни к чему не обязывающего общения людей с голодными до общения глазами. Их очень хорошо видно в толпе, есть быть внимательным.
   На базаре Тарас особенно хорошо виден во всём своём многогранном великолепии. Маркетологам это понять трудно, а то и невозможно, но добрая треть, если не больше, как продавцов, так и покупателей ходит на базар не за обменом товара на деньги и обратно. Тарас не реализован полностью дома и в кругу семьи – его трудолюбивому тайному от домашних отделу мозга нужен свежий зритель. И вот Тарас сантехник в кругу слушателей рассказывает про бездарное советское военное руководство и ход второй мировой войны. А Тарас историк впаривает окружающим про то как на самом то деле надо прививать дальневосточную жимолость. Тараски, те как правило лечат друг-дружку. Всем и от всего. Доверительно взяв собеседницу за руку чуть пониже локотка, вкрадчиво говорит:
   - Ядзя в Авижэнях, так болела, так болела, а как стала кабачок вот по этому рецепту прикладывать, так и отпустило сразу. Я Вам точно говорю.
   Вторая, естественно, должна внимательно слушать, если хочет получить право на свой ход. Нельзя допустить даже тени сомнения на лице. Не поймут. И осудят. За нечеловечность.
   Назвался Тарасом – терпи отарашивание.

Петровичъ